Сообщить об ошибке
Дети Арбата
Режиссер:Андрей Эшпай
Год:2004
Страна:Россия
Производство:Арк-фильм
Длительность:765 мин.
Формат:цв., 16 серий по 47 мин.
Вид:игровой, сериал, телевизионный
Жанр:драма
Тексты
 

В "Детях Арбата" […] тяготеющий к киношному принцип монтажа. Здесь возможны не только крупные планы, […] но и томительно длинные, задыхающиеся, с рваным ритмом, с потаенной страстью, вырвавшейся наконец наружу. Вспомним потрясающую сцену встречи Вари и Саши, когда они долго бегут, спасаясь от преследования, по какому-то старому плавсредству в надежде хоть на минуту остаться вдвоем. […]

В "Детях Арбата" […] тяготеющий к киношному принцип монтажа. Здесь возможны не только крупные планы, […] но и томительно длинные, задыхающиеся, с рваным ритмом, с потаенной страстью, вырвавшейся наконец наружу. Вспомним потрясающую сцену встречи Вари и Саши, когда они долго бегут, спасаясь от преследования, по какому-то старому плавсредству в надежде хоть на минуту остаться вдвоем. […]

В "Детях Арбата" […] тяготеющий к киношному принцип монтажа. Здесь возможны не только крупные планы, […] но и томительно длинные, задыхающиеся, с рваным ритмом, с потаенной страстью, вырвавшейся наконец наружу. Вспомним потрясающую сцену встречи Вари и Саши, когда они долго бегут, спасаясь от преследования, по какому-то старому плавсредству в надежде хоть на минуту остаться вдвоем. […]

[…] главная заслуга создателей "Детей Арбата" лежит не в творческой, а в идеологической сфере. […] Никто до Эшпая не отважился перевести на язык кино этот поистине знаковый роман. Ведь не Солженицын, не Шаламов, а именно Рыбаков, чьи "Дети Арбата" были опубликованы в конце 80-х миллионными тиражами, первым разбудил нацию от летаргического сталинского сна. Сегодня ровесникам перестройки не грех напомнить: не только старшие поколения, но и они — жертвы чудовищного эксперимента. В сериале речь идет о системе, которую мы не в силах преодолеть и в наши дни.

ТАРОЩИНА С. Помнить о Сталине // ИК. 2005. № 2.

 

То, что за экранизацию "Детей Арбата" взялся известный кинорежиссер Андрей Эшпай именно сейчас, говорит по меньшей мере о двух вещах. Во-первых, по словам самого господина Эшпая, уже настало время, когда сталинская эпоха должна быть осмыслена художественно (можно подумать, что с политическими выводами тема уже закрыта). И во-вторых, близость 60-летия Победы в Великой Отечественной войне, видимо, сподвигает художников к поиску неординарного и ко многому обязывающего материала в качестве сценарного первоисточника. Просмотр "Детей Арбата" не мог не удостоверить в том, что данный сериал полностью соответствует этим двум задачам. […]

"Дети Арбата на "Первом" в очередной раз подтвердили истину, что кино (телевизионное в том числе) - искусство режиссерское. Что только режиссер, а не продюсер или сценарист, может (или не может) создать некое пространство картины, атмосферу, состояние действа пусть даже и в декорациях арбатских дворов, почему-то построенных на пивзаводе. Именно он может заставить поверить зрителя в предлагаемые обстоятельства, сделав подобное насилие фактом искусства. […]

[...] ...замысел был, по словам господина Эшпая, рассказать историю любви, которая победила Сталина. Ну что же, попытка удалась.

ГУРЕЕВ М. Кто кого победил. // Культура. 2004. 23-29 дек.

 

Режиссер Андрей Эшпай много раз объяснял, что задержка с экранизацией романа пошла сериалу на пользу: раньше на первый план вышла бы идеология и линия Сталина, нынче же главной становится "пронзительная история любви молодых героев".

Если это высказывание искреннее, то оно озадачивает. Для того чтобы рассказать "пронзительную историю любви", нет никакой нужды трогать текст Рыбакова. Как раз любовная линия Варя — Саша Панкратов в романе достаточно анемична. Не случайно создатели фильма, безжалостно отсекавшие многие сюжетные линии, вынуждены были напридумывать за Рыбакова ряд эпизодов, связанных с историей любви героев. Например, мелодраматический поворот сюжета, когда Варя приезжает к Саше, а их свиданию мешает соперница-балерина, просто отсутствует в романе. Беда, впрочем, не в том, что эпизод придуман сценаристами — текст Рыбакова вовсе не кажется мне святыней, а в том, что он смотрится цитатой из бразильского сериала. […]

Вообще пустоты, оставленные Рыбаковым, не слишком тщательно прописавшим любовную линию, заполняются чаще всего штампами кинематографа: драка между положительным и отрицательным героем, танец героя и героини, ее мимолетный поцелуй, после которого герой ошалело-радостно прыгает. И все же актеры (Чулпан Хаматова и Евгений Цыганов) сумели сыграть любовное чувство. […]

Однако Рыбаков писал все же не роман о любви, а роман о судьбах людей своего поколения, так или иначе искореженных временем. […]

Некоторые режиссерские находки озадачивают. Сталин может, конечно, сидеть, закутавшись в платок из козьего пуха: нездоровится, простужен. Но сомнительно, чтобы любящий военные атрибуты одежды кавказец накинул поверх френча бабий платок во время официального разговора. […]

Особая тема — ощущение духа времени, которое отражается в деталях. Зрители довольно нервно реагируют на то, что одежда героев, их прически, манера говорить не соответствуют тем образцам, которые сохранил нам фотоаппарат и кинематограф тех лет.

Есть промашки и в самом деле очевидные. Например, не совсем понятно, зачем надо отправить ссыльного Сашу Панкратова на охоту в кепочке и длиннополом городском пальто. […]

Перед авторами фильма не стоит задача абсолютной достоверности деталей. Экранизация не воссоздает эпоху (сколько бы ни говорили обратное), она отражает современные представления об ушедшем времени. И представления эти все время меняются. Пятнадцать лет назад сталинскую эпоху сурово судили. Сегодня ее часто ностальгически приукрашивают. Андрей Эшпай избегает и того, и другого. […]

Сериалу не хватает яркости, психологичности, смелого монтажа, массовых сцен — всего, что рождает ощущение события. Но он сделан добросовестно и ответственно. Не больше. Но и не меньше.

ЛАТЫНИНА А. Игра в кости // МН. 2004. № 48.

 

Жанна Васильева. Почему вас заинтересовало предложение экранизировать роман Анатолия Рыбакова "Дети Арбата", пик популярности которого, казалось, остался в прошлом, в 80-х?

Андрей Эшпай. Знаете, с похожим вопросом ко мне приходили из газеты "Вашингтон пост". Они настойчиво спрашивали: "Почему вы обращаетесь к фигуре Сталина, к теме сталинизма? Это что, заказ Кремля?" Наивный вопрос. Мне Кремль ничего не заказывал. Кроме того, я не считаю, что роман исчерпывается сталинской темой. Каждая новая эпоха будет предлагать свое понимание происшедшей с нашей страной трагедии. Понятно, что чем дальше мы от страшного пресса того времени, чем свободнее от него, тем больше возможностей объективно взглянуть на прошлое. […]

На самом деле трудно заранее предугадать реакцию зрителей. Очень важно, что шестнадцать серий "Детей Арбата" показал именно Первый канал. Очевидно, что это не самая типичная продукция для канала. Тем не менее рейтинг у фильма был один из самых высоких. Он, конечно, ниже, чем у чисто коммерческих сериалов. Но после успеха "Идиота" продюсеры почувствовали вкус к серьезным проектам. Они готовы вкладывать в них деньги. Соответственно, для режиссеров появляется реальная экономическая возможность делать качественное кино для телеэкрана.

Слава Богу, нам удалось в "Детях Арбата" создать свой мир, соразмерное роману кинопространство.

Ж. В. Какие художественные задачи вы перед собой ставили, работая над этим сериалом?

А. Э. Для себя я называл это работой над фильмом. Сериал — совершенно другой вид творчества. Как ни странно, в сериале трудно найти признаки киноязыка. Общее у него с кино — только движущееся изображение, сегодня, как правило, снятое на "цифру". Понятно, что и цифровое изображение может достигать кинематографического эффекта.

[...] в телесериале "цифра" практически никогда не решает образных задач. Переходы от крупных планов к общим — очень формальные. Времени мало, нет возможности продумать, из какого события вырастает сцена, как формируется характер героев. Собственно, короткая традиция сериала это даже не предполагает. Поэтому актеры, как правило, следят только за четкостью речи. Работать таким образом не входило в мои намерения. Для меня кино — совершенно другая структура.

Когда Андрей Каморин, продюсер "Нового русского сериала", предложил мне экранизировать роман Рыбакова, работа над сценарием уже шла. […]

Я понял, что для зрителя будет неинтересен сюжет, построенный на исторических фигурах. Я начал читать сценарий, и мне открылось то, что оказывалось раньше в тени, — способность персонажей сохранить живые чувства, жуткий азарт в любви. […]

Вот это тяготение меня поразило. Тогда возникает иное объяснение эпохи. Мы это обсуждали с продюсерами, сценаристами. Так возник образ прерванной любви, который повел за собою всю картину. При том, что собственно любовь Вари Ивановой и Саши Панкратова мы видим только в первой серии — в начале второй, именно развитие их отношений держит напряжение фильма. […]

Когда я понял, как складывается образная структура, я предложил делать фильм. Я понимал, что иначе экранизация романа не получится. Из киноромана он превратится в сериал. Соответственно, не будет ни характеров, ни драматизма, доходящего до трагедии, ни атмосферы времени. Понятно, что для проекта "Новый русский сериал" такое предложение было во многом неожиданностью. Возникла масса всяких сложностей — и по сценарию, и по постановке сцен, и по методу съемок. […]

Ж. В. Расскажите, пожалуйста, подробнее, в чем вы видите принципиальные различия между фильмом и сериалом. Сегодня это чрезвычайно актуальная тема.

А. Э. В фильме режиссерский разбор сцены идет от события к действию, потом к слову. В сериале постановщики обычно идут от слова. Там нет внедрения в сущность характера, нет попытки развивать индивидуальность героя и от нее идти к воплощению характера. Я строил постановку "Детей Арбата" на кинематографических принципах. В работе над сериалом это очень трудно. Ты каждый день должен придумывать сцену, насытить ее для актера видением того, что происходит внутри героя в данную секунду, связать это с характером. Одновременно ты организуешь съемку объектов, тут же продумываешь сюжетное движение. Работа требует колоссального напряжения. Тем не менее я на этих условиях стоял. Думаю, что молодому начинающему режиссеру очень трудно противостоять продюсерскому давлению. Практически невозможно. […]

[…] …динамика характера героев — еще одна особенность, которая отличает фильм от сериала. В сериалах характеры персонажей практически не меняются. Более того, как правило, они и не могут меняться. Набор их качеств остается постоянным и неизменным. Неизменность образа и позволяет идентифицировать его в первой, тридцать пятой и, допустим, сто пятой серии.

Ж. В. Стремление к исторической точности и беллетризация истории, с вашей точки зрения, противоречат друг другу?

А. Э. Как ни странно, нет. Эти два подхода взаимосвязаны. Трактовку истории я старался проводить через мельчайшие подробности поведения героев. История, время проступают сквозь повседневную жизнь, незначительные поступки, которые мы как бы не осознаем, которые выглядят нормальными в контексте былого. […]

[...] …одним из больших преимуществ в моей работе было то, что в фильме нет ни одного актера, который бы мне был навязан. Это тоже укрепляет позиции режиссера. Для сериала это большая редкость. […]

Ж. В. Можно ли сказать, что в беллетризации истории вы отчасти обращаетесь к голливудской традиции?

А. Э. Не думаю. От Голливуда, пожалуй, только один признак — активное использование музыки. Музыка, написанная Андреем Леденевым, работает очень точно. Она мне очень помогала уже на съемочной площадке: и вальс, и реквием были написаны в процессе съемок. […]

Мне кажется, в фильме скорее сложился симбиоз кинематографа европейского и американского. Есть сцены и диалоги (отношения Вари и Нины, Вари и мамы Саши, сцена объяснения Вари с Игорем Владимировичем, когда она ладонью прошибает чертежную кальку), которые идут, вероятно, от бергмановского опыта работы с актерами. Скажем, в "Сценах супружеской жизни" Бергман сериальное повествование ведет отменно тонким и внятным киноязыком. […] Для меня очевидно, что подлинная попытка разобраться в глубине и сложности человеческих отношений предполагает обращение к бергмановскому кино, и шире — кино европейскому.

Вместе с тем, в "Детях Арбата" многое от моего авторского кино. Интонационный лад повествования и общения, свойственный моим работам в кино, виден и здесь. Правда, на этот раз я хотел добиться большей понятности, внятности высказывания. […]

Ж. В. Появление черно-белых вкраплений хроники связано с попыткой поставить метки времени?

А. Э. Тут не было попытки создать среду с помощью хроники. Хроника появляется, во-первых, в зале у Сталина. Это способ создания его личного пространства: кинохроника была для него возможностью дистанцированного контакта с миром. Он много смотрел ее.

Второй момент — эмоциональный монтаж хроникальных кадров. Я нашел переход от поцелуя Саши и Вари к хронике, снятой на катке. Эти кадры эмоционально очень точно входят в фильм. Другой такой важный момент — выход мамы из тюрьмы. Она выходит в жизнь, в реальное пространство, и идут куски хроники. Вот основные моменты, их не так много. […]

Я старался втянуть в пространство фильма многое, что, на первый взгляд, лежит за пределами данной конкретной истории. Мне хочется думать, что это и рождает доверие к образу времени, возникающему в фильме. [...] взаимодействие с актерами дает возможность расширить рамки телевизионного повествования — вплоть до попытки проникнуть в метафизическое пространство истории и повседневности. Это тоже один из способов сохранения киноязыка в агрессивном телевизионном потоке."

ВАСИЛЬЕВА Ж. Андрей Эшпай: "Сохранить себя сегодня не легче, чем в 30-е" [Инт.] // ИК. 2005. № 2.

 
 

Аннотация
По мотивам трилогии Анатолия Рыбакова «Дети Арбата», «Страх», «Прах и пепел».
О людях, чья юность пришлась на годы репрессий. Искренние чувства, стремление к дружбе, любви, познанию — против государственной машины, готовой уничтожить любого, кто не станет в ней винтиком.
Титры
Режиссер
Андрей Эшпай
Сценаристы
Юлия Дамскер
автор сценария совм. с В. Черныхом
Валентин Черных
автор сценария совм. с Ю. Дамскер
Оператор
Шандор Беркеши
Композитор
Андрей Леденев
В ролях
Игорь Гордин
Игорь Владимирович
Зоя Кайдановская
Вика Марасевич
Юрий Колокольников
Костя
Владимир Коренев
Отец Шарока
Татьяна Кравченко
Мать Шарока
Михаил Лавровский
Семен Григорьевич
Ирина Леонова
Лена Будягина
Оксана Мысина
Звягуро
Владимир Панков
Глеб
Юлия Свежакова
Зида
Владимир Симонов
Будягин
Андрей Смоляков
Ежов
Даниил Страхов
Юра Шарок
Чулпан Хаматова
Варя Иванова
Евгений Цыганов
Саша Панкратов
Евгения Симонова
Софья Александровна
Максим Суханов
Сталин
Инга Оболдина
Нина Иванова
Михаил Трухин
Альтман
Николай Чиндяйкин
Берия
Михаил Филиппов
Алфёров
Эммануил Виторган
Шпигельглас
Андрей Кузичев
Вадим Марасевич
Александр Хван
Березин
Сергей Юшкевич
Соловейчик
Евгений Киндинов
Каменев
Роман Мадянов
Марк Рязанов

Фестивали и премии
2005Премия «Золотой Орел»
За лучшую женская роль на телевидении (Евгения Симонова)
2004МТКФ "Вместе"
Приз за лучший женский ансамбль (Инга Оболдина)