Сообщить об ошибке
Девять дней одного года
Режиссер:Михаил Ромм
Год:1961
Страна:СССР
Производство:Мосфильм
Длительность:111 мин.
Формат:ш/э, об.
Вид:игровой
Жанр:драма, психологическая драма
Премьера:1962-03-05 — выпуск на экран
Тексты
 

Ее  мог бы поставить режиссер молодого поколения, а поставил Ромм. На первый взгляд эта картина неожиданна в творчестве режиссера, строгом и пружинистом. Девять основных ее эпизодов [...] выбраны будто произвольно, как само их число[...] Для Ромма, с его обычной любовью к жесткой драматургии, с всегдашней публицистичностью его режиссуры, это было неожиданно. Новы были и такая свободная композиция «Девяти дней&raqu...

 
 
[...]Фильм произвел фурор. Дураки попятились. Настал час для умных: умных споров, умных находок, умных ошибок. «9 дней» прозвучали как гимн разуму, и отклик был соответствующий. Спорили даже не о фильме. Спорили — в продолжение тех споров, которые шли на экране. О благородстве лица Нифертити, об идеалах науки, о скепсисе, о нейтронах, о смысле жизни. Ромм получал письма, где зрители жалели, что не могут обсудить с...
 
 

[...]  Только я знаю, сколько мне пришлось соскрести с себя, поломать в себе, чтобы сделать эту картину.
РОММ М. Слово к дискуссии // Михаил Ромм. Избранные произведения в 3-х томах. Т. 1. М.: Искусство, 1980

...
 
 

На подступах к эстетике «Девяти дней одного года» Ромм подчеркивает, что в современных произведениях последовательность реальных жизненных событий, да и сама форма их кажется нам иной раз слишком прихотливой, как бы случайной, незакономерной. Но именно в этой кажущейся незакономерности и лежит глубочайшее богатство жизни, а подчас и смысл происходящего. Ромм теперь призывает к подробному исследованию жи...

 
 

Подтекст хорош тогда, когда он передает второй смысл простейшей реплики. Человек, например, говорит: «Здравствуйте, очень рад». А думает: «Чтобы ты сдох»... Но иногда подтекст бывает настолько сложен, что он невыразим простейшими режиссерскими определениями. Лаврова меня спрашивала: «Кого я люблю, Куликова или Гусева?» (кстати, эти обе фамилии — птичьи). Я же искренне отвечал: «Не знаю. И не уверен, что вы должны это знать, вы станете играть хуже, я глубоко убежден в этом. Начне...

 
 

[...]Согласие работать над сценарием фильма о физиках означало, что М.Ромм входил в круг поисков современной темы на одном из головных ее участков. Выбранный материал мог служить залогом творческого обновления. Но путь к нему не выглядел прямым отрезком; к современности режиссер подходил с позиций своей молодости: он «пришел в кинематограф с убеждением, что искусство должно рассматривать человека в самые острые, сломн...

 
 

ХХ век поставил множество рекордов в разных областях. Но самый поразительный, может быть, заключается в том, что за первую половину века истреблено больше людей, чем за несколько тысячелетий предыдущей жизни человечества. …
С этой точки зрения [...]  «Обыкновенный фашизм» - развитие той же мысли, которую я начал излагать в «Девяти днях одного года».
РОММ М. Кинематограф думающий// Михаил Ромм. Избранные произведения в 3-х томах. Т. 1. М.: Искусство, 1980

 
 

[...] Она манила, эта роль. Манила многим и многих. Была остра, свежа и необычна для того времени своими человеческими качествами. Появление такого характера в кино, а может быть, вообще в советской драматургии, было делом необычным настолько, что заставило большинство проходивших пробы актеров считать Илью не только второстепенным героем, но и просто-напросто отрицательным персонажем, выведенным только для того, чтобы положительный герой был и впр...

 
 

[...] Ромм страстно хотел избавиться от однозначности. И там, где мог, ломал прямые сюжетные связи, на поверхности лежащую логику мотивировок. Он жаловался, что актеры пытаются от него добиться определенных ответов на вопросы в отношениях между героями. Так, в частности, не хотелось ему прямо отвечать на вопрос, кого же любит Леля Гусева или Куликова. «Дело в том, с моей точки зрения, она любит обоих. Но, вероятно, Гусева ...

 
 

Смоктуновский показывал, как следует играть Гусева, а я изображал Илью Куликова. Ромм беспрестанно курил, смеялся и скорее играл вместе с нами, чем режиссировал.
БАТАЛОВ Алексей. Судьба и ремесло. М.: Искусство, 1984

...
 
 

[...] Работая над картиной, режиссер все меньше занимался чисто сюжетной стороной, связыванием драматургических узлов. Важнейшее значение начинало приобретать то, что поначалу казалось второстепенным — споры героев, обсуждение насущных проблем уже не столько собственно науки, сколько нашей современной жизни. Для данного пласта изображаемого режиссеру не нужно было традиционное музыкальное оформление. Эта сфера просто вытолкнула бы его. Не последнюю роль в&n...

 
 

[...] Фильм Рома не имел бы такой славы, будь он фильмом только о физиках. Это был фильм о современниках.

Современной была не одна их специальность, обстановка, в которой они работали, наконец, сама работа. Современен был уровень их мысли, их гражданское состояние, их отклик на то, что происходит по ту сторону проходной.

Куликов и Гусев не произносят никаких политических тирад. Монолог о дурак...

 
 

[...] Мне жадно хотелось размышлять, хотелось, чтобы герои думали вслух, говорили о том, о чем хочется им, а не автору. И уже очень скоро мы пришли к тому, что стали одну за другой выбрасывать драматургические пружины. Только в самой работе я нашел формулу «картина-размышление».

Тогда мы решили выдернуть из года жизни отдельные дни, ослабить вязку этих дней, освободить героев для случайных поступков, для случа...

 
 

Ромм показал мне «Девять дней одного года» вскоре после завершения ленты на «Мосфильме», в небольшом зале, и сила этой картины, сделанной по совместному его сценарию с писателем Храбровицким, ошеломила меня. Я был озадачен самим климатом ленты, когда раздумья о разных явлениях, людях, вещах становятся главной опорой и существом картины. Когда именно эти раздумья (а не обилие массовых сцен) придают картине масштабность, ...

 
 

Фильм остался моментальным снимком исторического мгновения, с его радостной верой в могущество познающего разума; с его надеждой, что главное в жизни человечества случится уже завтра; с его готовностью работать на это завтра до самозабвения и самопожертвования и с его иронией к самому себе, к собственным готовностям. А главное, с его счастливым ощущением обновления.

Ромм сменил добротную, как двубортный пиджак, завер...

 
 

Аннотация
Молодые физики-ядерщики, одержимый экспериментатор Гусев и скептичный теоретик Куликов, — давние друзья, которые любят одну и ту же женщину. В ходе экспериментов Гусев получает опасную для жизни дозу радиации. Предупреждения врачей об опасности, грозящей его жизни, не останавливают ученого в его поисках.
Лучший фильм 1962 года по опросу журнала «Советский экран».
Титры
Режиссер
Михаил Ромм
Сценаристы
Даниил Храбровицкий
автор сценария совм. с М. Роммом
Михаил Ромм
автор сценария совм. с Д. Храбровицким
Оператор
Герман Лавров
Художник-постановщик
Георгий Колганов
Звукорежиссер
Борис Вольский
Композитор
Джон Тер-Татевосян
В ролях
Алексей Баталов
Дмитрий Гусев
Иннокентий Смоктуновский
Илья Куликов
Татьяна Лаврова
Леля
Николай Плотников
Синцов
Ада Войцик
Синцова
Зиновий Гердт
дикторский текст
Алла Демидова
Студентка
Лев Дуров
сотрудник госбезопасности
Михаил Козаков
Валерий Иванович
Николай Сергеев
отец Гусева
Люсьена Овчинникова
Невеста Валеры
Валентин Никулин
Вова
Сергей Блинников
директор института
Андрей Смирнов
Павел Шпрингфельд
физик
Евгений Тетерин
Валентина Беляева
Резо Эсадзе
Георгий Епифанцев
Зоя Чекулаева
Евгений Евстигнеев
Николай Иванович
Игорь Ясулович
научный сотрудник
Константин Худяков

Фестивали и премии
1987МКФ в Берлине
Участие в Программе «Panorama» (Михаил Ромм)
1966Гос. премия РСФСР
За операторскую работу (Герман Лавров)
1966Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых
(Алексей Баталов)
1966Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых
(Михаил Ромм)
1966Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых
(Даниил Храбровицкий)
1965МКФ в Мельбурне
Почетный диплом (Михаил Ромм)
1962МКФ в Карловых Варах
Приз "Хрустальный глобус" (Михаил Ромм)
1962МКФ в Сан-Франциско
Почетный диплом (Михаил Ромм)
1962МКФ трудящихся в ЧССР
Главная премия (Михаил Ромм)
1962Приз критики лучшему зарубежному фильму года в Польше
Приз "Варшавская сирена" (Михаил Ромм)