Сообщить об ошибке
Виктор Туров
режиссер
 
Родился 25 октября 1936 г. в Могилеве. В 1960 г. окончил режиссерский факультет ВГИКа (мастерская А. Довженко). С 1959 г. работал на к/с "Беларусьфильм". В 1976-1981 гг. — первый секретарь правления СК Белорусской ССР. В 1989-1996 гг. вел режиссерскую мастерскую в Белорусской академии искусств.
Премия Министерства культуры Белорусской ССР им. Тарича  (1985).
Народный артист Белорусской ССР (1979).
Народный артист СССР (1986).
Умер 31 октября 1996 г.
Тексты
 

Белорусское кино начала шестидесятых напоминало город, разрушенный бомбежкой, в котором жизнь если и теплится, то едва-едва. Виктор Туров первым начал поднимать этот город из руин. Его бессюжетные драмы о войне были столь же внове, как и проза земляка Василя Быкова, сыгравшего схожую роль в белорусской — и не только — литературе. Уже в первом фильме

Белорусское кино начала шестидесятых напоминало город, разрушенный бомбежкой, в котором жизнь если и теплится, то едва-едва. Виктор Туров первым начал поднимать этот город из руин. Его бессюжетные драмы о войне были столь же внове, как и проза земляка Василя Быкова, сыгравшего схожую роль в белорусской — и не только — литературе. Уже в первом фильме

Белорусское кино начала шестидесятых напоминало город, разрушенный бомбежкой, в котором жизнь если и теплится, то едва-едва. Виктор Туров первым начал поднимать этот город из руин. Его бессюжетные драмы о войне были столь же внове, как и проза земляка Василя Быкова, сыгравшего схожую роль в белорусской — и не только — литературе. Уже в первом фильме Через кладбище война лишалась привычного ореола великой и священной — представала трагедией, изничтожающей живое, раскалывающей сознание человека, выбрасывающей его на стылое пепелище. В следующей работе Я родом из детства послевоенная жизнь, так и не успевшая "отдохнуть" от страданий: несколько месяцев непроясненного, пограничного существования — и грянет новая война, теперь "холодная". В Войне под крышами режиссер вернулся в сороковые, в оккупированную немцами белорусскую деревню. Критика упрекала В. Т. — с каждым фильмом все больше — в эскизности, дробности повествования, неумении выстроить целое. После Войны под крышами недовольство приняло отчетливый идеологический характер: как же так, до самого финала непонятно, кто враг, кто свой — так недолго и до пацифизма докатиться. Хотя никакого пацифизма здесь не было — был лирический строй как свойство дарования В. Т., и было знание не понаслышке (мальчишкой он попал в партизанский отряд и все помнил — оккупацию; стихийную партизанщину, когда не знаешь, от чьей пули погибнешь — своей ли, фашистской; первые энкавэдэшные отряды). На пороге семидесятых В. Т. сделал фильм Сыновья уходят в бой. Смерть здесь ожидает всех — главный герой гибнет под снарядами, которые советские самолеты сбрасывают на старый, на всякий случай заминированный партизанский лагерь.

В семидесятые В. Т. попытался уловить новые поветрия. Жизнь и смерть дворянина Чертопханова, фильм скромный и тихий, открывал для белорусского кино тургеневскую прозу. Аккуратная и достойная экранизация, не более того — но и не менее. В. Т. обратился к эпосу, создав многофигурную композицию Время ее сыновей. А затем — после публицистической драмы о борьбе с пьянством Воскресная ночь и киноповести о десантниках Точка отсчета — экранизировал прозу Ивана Мележа о становлении советской власти в Белоруссии (Люди на болоте и Дыхание грозы). Художественная территория была явно чужой, и В. Т. чувствовал себя здесь неуверенно: то, что ладно и споро выходило у Валерия Ускова с Владимиром Краснопольским, ему не давалось — конструкция не выдерживала обилия сюжетных коллизий, отношения между бессчетными персонажами не желали складываться. В Меньшем среди братьев утраченная было В. Т. энергия возвращается, что, однако, не отменяет ощущения некоторой надуманности главного конфликта. По состоянию души и природе дара режиссер "второго" эшелона, В. Т. был официально признан лидером белорусского кино и потому переместился в "первый", где лирику — неуютно, зябко. Попыткой вернуться стала мистическая драма Шляхтич Завальня... — тяжелый сон, исполненный абстрактных и невнятных видений. Однако этот фильм — как некогда ранние работы В. Т. — поставил белорусскому кинематографу очень точный диагноз: именно в такую "черную дыру", глухую яму и попал он в девяностые годы. Выбираться из нее придется уже без В. Т.

Александр Шпагин

 

Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. III. СПб, “Сеанс”, 2001

 

 

 
 

Работы
Режиссер
1964Через кладбище
1966Я родом из детства
1967Война под крышами
1969Сыновья уходят в бой
1971Жизнь и смерть дворянина Чертопханова
1973Горя бояться — счастья не видать
1975Время ее сыновей
1977Воскресная ночь
1978Точка отсчета
1981Полесская хроника. Ф. 1-й: Люди на болоте
1982Полесская хроника. Ф. 2-й: Дыхание грозы
1984Меньший среди братьев
1984Полесская хроника
1987Переправа
1988Красный цвет папоротника
1989Высокая кровь
при участии З. Маляновича
1993Черный аист
1994Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах
Сценарист
1981Полесская хроника. Ф. 1-й: Люди на болоте
автор сценария
1982Полесская хроника. Ф. 2-й: Дыхание грозы
автор сценария
1987Переправа
автор сценария совм. с Е. Гжимковсим
1989Высокая кровь
автор сценария совм. с И. Кашафутдиновым при участии З. Маляновича
1994Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах
автор сценария совм. с Ф. Коневым


Фестивали и премии
1996Гос. премия Беларуси
"За вклад в кинематограф" ((  ))
1993МКФ славянских и православных народов «Золотой Витязь»
Приз за режиссуру (1993  Черный аист)
1989Премия Белорусской епархии Русской Православной Церкви
(1989  Высокая кровь)
1988Премия министерства обороны ПНР
(1987  Переправа)
1984Государственная премия СССР
(1981  Полесская хроника. Ф. 1-й: Люди на болоте)
1977ВКФ (Всесоюзный кинофестиваль)
Специальный диплом жюри за режиссуру (1977  Воскресная ночь)
1967КФ республик Прибалтики, Белоруссии и Молдавии
Премия за лучшую режиссерскую работу (1966  Я родом из детства)
1965КФ республик Прибалтики, Белоруссии и Молдавии
Диплом II степени фильму и Приз режиссеру за лучший дебют (1964  Через кладбище)
Библиография
  • Смирнов П. Время трезвого взгляда
  • Москва. 1986. № 6 (в т. ч. о ф. Воскресная ночь); Кучкина О. "Верняк" в кадре
  • КП. 1986. 31 июля (в т. ч. о ф. Воскресная ночь); Пензин С. Уроки кино. — М., ВБПК, 1986 (в т. ч. о ф. Я родом из детства); Павлючик Л. Время — в зеркале экрана. — Минск, изд. "Университетское", 1986 (в т. ч. о В. Т.); Туров В.: "Рассказать об истоках". Инт. Л. Павлючика
  • В сб.: Экран’83-84. — М., Искусство, 1986; Тюрин Ю. От исповеди к эпосу. Судьба и фильмы Виктора Турова
  • ИК. 1987. № 3 (рецензия на кн. Л. Павлючика о В. Т.); Павлючик Л. Переправа
  • СЭ. 1987. № 17 (об одноим. ф.); Дмитриев А. Вместе мы побеждаем
  • СФ. 1988. № 2 (о ф. Переправа); Берман Б. Переправа
  • СК. 1988. № 7 (об одноим. ф.); Тюрина Т. Горький вкус правды
  • Сов. культура. 1988. 22 окт. (в т. ч. о В. Т.); Зайцева Л. Культурное наследие и современный кинематограф
  • В сб.: Экран и культура. — Минск, Наука и техника, 1988 (в т. ч. о В. Т.); Демин В. Кто виноват по самому большому счету?
  • Мнения. 1990. № 1 (о ф. Высокая кровь); Бондарева Е. Кинематограф и литература. Произведения белорусских писателей на экране. — Минск, изд. "Университетское", 1993 (в т. ч. о В. Т.); Пирогова И. Спаси и помилуй нас, Черный аист
  • Правда. 1994. 7 сент. (о ф. Черный аист); Шабалтас А. Родом из детства
  • ЭиС. 1998. № 6.