Сообщить об ошибке
Глоссарий

Кинотеатры в СССР

 

Провозгласив в начале 1920-х гг. кино "важнейшим из искусств", Советская власть обнаружила, что вместе с былой системой кинопромышленности за время революционно-военных смут исчезли и сами кинотеатры. Полторы тысячи кинотеатров дореволюционной России превратились в полторы тысячи пустых залов неопределенного назначения: уезжая из страны, их владельцы (как "частники", так и крупные кинофабрики, владевшие своими кинотеатрами) увозили с собой киноаппаратуру, а невывезенное бесследно растворилось во время Гражданской войны на черных рынках. В Москве к 1921 г. чудом уцелели четыре кинотеатра — своеобразный социальный срез кинозрительской России: парадно-дворцовый "Художественный" на Арбате, совмещенная с рестораном "Малая Дмитровка" (ныне "Ленком"), снобистско-богемный "Эрмитаж" (ныне Театр оперетты) и пролетарская "Мозаика". Спешно закупили за границей проекционную аппаратуру, начали переоборудовать под кинотеатры пустующие помещения — строительство новых зданий в планы пока не входило. В помещении бывшего ханжонковского "Триумфального" на площади Маяковского вновь открылся кинотеатр — теперь под названием "Горн". В 1923 г. организация с удивительным названием "Центральная комиссия по работе среди безработных" открыла кинотеатр "Труд" в чайной Дома крестьянина — бывшем ресторане "Эрмитаж-Оливье" на Трубной; посетители чайной смотрели "заграничную фильму" вперемешку с киноагитками о пользе труда, сделанными по заказу киносекции Мосгорсовета профоюзов (МГСПС)[1].

Характерная для 1920-х гг. свобода от правительственного надзора сказывалась и здесь: будучи пока не в силах заниматься созданием сети кинотеатров, правительство позволяло создавать и арендовать кинотеатры любым учреждениям и организациям[2]. Студия Малого театра арендовала кинотеатр "Мраморное кино" (ныне гостиница "Москва"); Общество строителей Международного Красного стадиона (ОСМКС) устроило кинотеатр "Сплендид-Палас" в здании бывшей студии Русского театра на Покровском бульваре; "Межрабпом" несколько лет арендует под кинотеатр  "Колосс" (на 1800 мест) Большой зал Московской консерватории, а в 1928 г. под трибунами стадиона "Динамо" открылся кинотеатр "Динамо"[3]. К 1928 г. в стране насчитывалось 9800 стационарных кинотеатров.

В конце 1920-х гг. государство взяло контроль над культурой в свои руки. Немногочисленные частные кинотеатры под самыми различными предлогами (от результатов санитарной проверки помещения до коллективных писем зрителей, недовольных демонстрируемыми кинопрограммами) передавались в аренду гос. организациям. В 1928 г. в Москве впервые появилась надпись "Детям до 16 лет запрещается": согласно постановлению Моссовета, школьникам разрешалось смотреть лишь фильмы, рекомендованные отделом народного образования, а дошкольникам — только детские киноутренники. В 1929 г. началось строительство специальных зданий для новых кинотеатров (первым открылся кинотеатр "Имени Моссовета"), а в начале 1930-х гг. в связи с реорганизацией всей структуры кинематографии все городские кинотеатры перешли в ведение горсоветов.

1930-е гг. — эпоха пятилеток и больших строек. В 1931 г. на Берсеневской набережной премьерой Златых гор открылся первый в стране звуковой[4] кинотеатр "Ударник" на 1600 мест, построенный вместе с комплексом других, жилых и общественных, зданий (арх. Б. Иофан). "Ударник" стал первой ласточкой новой эры в строительстве кинотеатров. Существовало считанное количество типовых проектов ("клуб с колоннами"), по которым в массовом порядке строили по всей стране: по областям, в колхозах, в маленьких городках, по рабочим окраинам больших городов. К "лицевой" же стороне киностроительства страны — т. е. центральным кинотеатрам больших городов — применялись другие мерки, мерки "престижа": индивидуальный архитектурный проект должен быть впечатляющим, мест должно быть много, открытие должно быть сопряжено с громкой премьерой. В деревне гнались за количеством, в городе — за качеством.

Параллельно с массовым строительством "на деревне" и "штучным" в городах велись эксперименты по специализации. Первые специализированные кинотеатры появились еще во второй половине 1920-х гг.: в октябре 1926 г. в Лиховом переулке открылся первый кинотеатр культурфильма "Артес" (ныне ЦСДФ), в ноябре 1927 г. — первый детский кинотеатр, а в ноябре 1929 г. в здании Музея революции на Тверской — первый кинотеатр хроники. В январе 1930 г. в Политехническом музее открылся экспериментальный кинотеатр технических фильмов; эксперимент посчитали удавшимся, и в мае 1936 г. под кинотеатр научного и учебно-технического кино выделили престижнейшее здание бывшего кинотеатра "Арс" на Арбате[5]. Аналогичная схема "сработала" и в случае кинохроники: в октябре 1935 г. на Тверском бульваре открылся небольшой кинотеатр "Новости дня", через год кинотеатру "Хроника" передается один из старейших в Москве кинотеатров на Сретенке[6].

В 1935 г. ЦК ВКП(б) и Совнарком утвердили генплан реконструкции Москвы: в течение ближайших 10 лет в столице должно быть построено 50 новых кинотеатров. В том же году Совнарком объявил о самом амбициозном в истории советского киностроительства проекте — создании Большого Кинотеатра Союза ССР. Из-за войны этим планам не суждено было сбыться, как и другому, куда менее амбициозному и более насущному, — замене немой киносети на звуковую[7]: из 28 тысяч киноустановок, имевшихся в стране к 1940 г., около 8 тысяч были все еще немыми.

После войны число киноустановок в стране сократилось в 2,7 раза: разрушено более 600 городских кинотеатров, полностью уничтожено 7,5 тысячи стационарных и передвижных киноустановок[8]. Опять необходимо было массовое строительство, но на сей раз применялся системный подход: сразу после войны был создан Государственный институт по проектированию кинотеатров (Гипрокино), а в Госплане разработали теорию ступенчатого построения сетей учреждений обслуживания (в т. ч. И кинотеатров), на которой было основано типовое проектирование массовых общественных зданий.

История советского строительства кинотеатров — это история о том, как практика опровергает теорию. Еще в середине 1930-х гг. под руководством архитектора Якова Корнфельда впервые был разработан проект многозального кинотеатра с залами одинаковой вместимости. В теории преимущества были очевидны: больший выбор программ, большая частота сеансов. Однако после первых же практических проб оказалось, что стоимость таких зданий выше — и при строительстве (усложнение объемно-планировочной структуры), и при эксплуатации (двойной комплект оборудования, двойной штат киномехаников).

Массовое строительство кинотеатров началось в конце 1940-х гг. Строилось много "клубов с колоннами" на 200—300 мест, еще раз попробовали построить "двухзальник" (открытый в Москве в 1955 г. "Темп" с двумя залами по 233 места). Когда в 1957 г., на рубеже пятилеток, подвели предварительные итоги, результаты оказались катастрофическими: маленькие ("карликовые") кинотеатры были дороги для строительства, дороги для эксплуатации и совершенно не решали проблему нехватки зрительских мест[9]. Отсюда был сделан единственно возможный вывод: необходима постройка больших кинотеатров; в прессе появились заметки о скором появлении "кинотеатров-великанов". Массовая гигантомания 1960-х–1970-х гг. вскоре заставила забыть об амбициозных, но все же индивидуальных довоенных проектах.

В 1961 г., за два дня до открытия Московского МКФ, произошла сдача кинотеатра "Россия" на Пушкинской площади (арх. Ю. Шевердяев, Э. Гаджинский, Д. Солопов). В кинотеатре 3 зала: главный на 2500 мест, для показа художественных фильмов, и два малых, по 200 мест — один для хроникально-документального и научно-популярного кино, другой для мультипликации[10]. Одновременно с "Россией" проектировались кинотеатры на 3 тыс. мест (арх. И. Жолтовский, на Тургеневской пл.) и на 4 тыс. мест (арх. Л. Павлов, на Октябрьской пл.[11]); в больших кинотеатрах появились занавесы с монументальной живописью. Там, где генплан города не позволяет постройку нового гиганта, происходят "достройки" и "встройки" киноустановок. В ереванский кинотеатр "Москва", построенный в 1938 г. как двухзальный (2 по 750 мест), в 1950-х гг. встроили еще 3 кинозала по 90 мест, а в 1966 г. — пристроили еще один, шестой (!) летний зал на 850 мест. Своего пика гигантомания достигла в 50-летний юбилей Октябрьской революции. В Москве открылся двухзальный кинотеатр "Октябрь" (большой зал — 2500 мест, малый — 500 мест), в котором проходили сессии Моссовета, конференции, заседания. А в Ленинграде — БКЗ "Октябрьский" на 4000 мест (высота 17 м, ширина по последнему ряду — 45 м), первый универсальный зал многоцелевого использования: для проведения съездов, конгрессов, конференций, митингов, филармонических концертов, эстрадных обозрений, театрализованных спектаклей, выступлений хоровых и хореографических коллективов, кинофестивалей и кинопремьер. Наряду с этими гигантскими, но разовыми проектами создавались проекты типовые, районные: для Ленинграда — типовой проект широкоформатного кинотеатра на 1250 мест[12], для Москвы — на 1400 мест (как, например, "Первомайский").

Сама по себе теория о "кинотеатрах-великанах" в свое время была неплоха. Но главный порок советской экономики — убеждение, что все проблемы решаются госпланированием, а если почему-то не решаются, см. пункт первый. Начиная с конца 1950-х гг., Госплан постоянно разрабатывал новые классификации, градации, нормативы, типологии и т. п. Но все это либо не работало, либо работало не так, как ожидалось, — либо же каждая отдельная часть плана работала как надо, а план в целом (в том целом, которое уже не "охватить" из-за многообразия и сложности структуры) начинал выглядеть полным абсурдом. Например, по плану на семилетку 1958—1965 гг. количество киноустановок к концу 1965 г. нужно было довести до 118—120 тысяч, и предполагалось, что количество мест в стране возрастет на 600 тысяч. Проблема в том, что если планирование шло по киноустановкам, а не по обслуживаемым ими зрителям, то к первым неизбежно причислялись и ведомственные кинозалы (как правило, пустующие), и летние площадки, работающие 2—3 сеанса в день и только летом (при плановой загрузке обычного кинотеатра 8 сеансов в день круглогодично). А вот другой пример. Понимая, что бюджетных средств, которые Совмин выделял регионам, для обеспечения населения киноместами не хватало, было принято умное решение: кинотеатры разрешено строить за счет банковских ссуд, взятых на 2—3 года. Более того, для легкости возвращения ссуды налоги с таких кинотеатров значительно снижены (в первый год эксплуатации — в 4 раза ниже, чем с бюджетных кинотеатров). Через 15 лет оказалось, что в регионах почти нет детских кинотеатров: строить их по банковским ссудам невыгодно, из-за очень низкой цены билетов окупиться они не могли.

В начале 1960-х гг. были созданы основные нормативы госпланирования по кинотеатрам. Была принята единая градация вместимостей: 200, 300, 500, 800, 1200, 1600, 2500 мест[13] (для кинотеатров менее 1000 мест разработаны типовые проекты). Разработана единая типология зданий кинотеатров и их "класса" по составу помещений: одно- или многозальные, с фойе или с кулуарами, для взрослых или детские, со специализированным или с универсальным залом, в отдельных зданиях или объединенные (в одном здании или в комплексе) с другими учреждениями. Возникло деление на разряды (высший, первый и второй), определяемые величиной и качеством зала, аппаратурой и техническим качеством воспроизведения[14].

В 1960-х — начале 1970-х гг. в ЦНИИЭП зрелищных зданий им. Б. Мезенцева разрабатывались все основные типовые проекты кинотеатров (так, для Москвы таких проектов существует 12). Пожалуй, самый интересный среди них — типовой проект однозального кинотеатра на 500 мест (№ 264-13-69, арх. Ю. Моторин), отражающий в миниатюре все процессы развития архитектуры кинотеатров в этот период. Кинотеатр в плане повторяет трапециевидную форму кинозала — небывалая раньше смелость для типового кинотеатра небольшой вместимости.

"Золотой век" кинематографа, 1960-е гг. — время зрительского ажиотажа: в 1968 г. В Советском Союзе зарегистрирован наивысший средний показатель посещаемости — 22 посещения в год на человека. Ажиотаж сам по себе возмещал недостатки планирования: где бы и как бы ни строили кинотеатры, каковы бы ни были условия демонстрации, — зритель-шестидесятник шел в кино. В 1970-е гг. ситуация изменилась, и изменилась во всем мире: главным образом — из-за распространения телевидения, которое позволяло смотреть кино, не выходя из дома. Большой экран, общее дыхание зала — все это в СССР еще по-прежнему в цене, но уже некоторое (пока незначительное) число зрителей предпочитало "кино с доставкой на дом". Уже в 1970 г. показатель посещаемости резко снизился — до 19 посещений в год. Прорехи в планировании оборачивались парадоксами статистики: посещаемость ниже всего именно в тех регионах, в которых выше показатель обеспеченности киноместами[15].

Принимались спешные и даже зачастую радикальные меры. В 1960-е гг. малый зал многозальных кинотеатров предполагался как зал для показа кинохроники; в 1970-х гг. произошел переход к двум залам художественных фильмов (что дает возможность маневрирования репертуаром в зависимости от спроса). Если раньше отношение между размерами большого и малого залов достигало 10—12, то в типовых проектах начала 1970-х гг. оно снизилось до 2–3 (400+200, 600+200, 800+300)[16]. Другой способ решения проблемы посещаемости — резкое увеличение строительства т. н. "кооперированных кинотеатров" (т. е. совмещенных с кафе, танцзалами, выставками, кружковыми помещениями, гостиными и игровыми). Ранее строившиеся лишь по индивидуальным проектам, теперь они создавались по проектам типовым. В 1974 г. в Ереване открылся трехзальный широкоформатный кинотеатр "Россия" (арх. Г. Погосян, А. Тарханян и С. Хачикян) на 2880 мест (1000+1640+240), в проекте которого изначально были заложены кафе с баром, танцзал и выставочный зал. К 1978 г. в Москве работали уже 6 кинотеатров "с расширенным составом помещений". Наконец, третий способ, своеобразно соединяющий в себе первые два, — эксплуатирование схемы киноконцертного зала, в основе которой был проект московского "Октября". С одной стороны, такой зал являлся своего рода "кооперированным кинотеатром" — кооперированным с концертным залом; с другой стороны, естественное деление программ на общественно-концертные и киноконцертные (первые ориентированы на естественную акустику, вторые — на звукоусиление) соответствовали многозальной схеме (например, ККЗ "Космос" в Свердловске — 2400+200+200).

Ничего не помогало. К 1977 г. показатель посещаемости упал до 16 посещений в год. Статистический отчет за 1975 г. "Кинотеатры и городская среда" подробно, на двадцати с лишним страницах, анализировал все теории, лежащие в основе госпланирования, разбирал фактические статистические показатели (которые отличались от предполагавшихся в 7–8 раз) — и давал умопомрачительный в своей практической ценности вывод: необходим "отказ от построения априорных теоретических концепций в пользу эмпирических исследований. Концепции построения киносети, казавшиеся правдоподобными, опровергались стихийным фактическим поведением потребителя"[17].

В городах спад посещаемости выявил недостатки в расчетах Госплана (новые кинотеатры больших вместимостей, расположенные в жилых районах, недогружены, а центральные — перегружены); в сельской местности он, казалось, выявлял полное отсутствие каких бы то ни было расчетов. В городе существовали широкоформатные и широкоэкранные кинотеатры (не говоря уже о существовании кинотеатров высшего разряда, позволяющих показывать любой формат пленки); зритель шел на широкоформатный фильм в один кинотеатр, на широкоэкранный — в соседний. В селе стояла одна киноустановка, рассчитанная на какой-то один определенный формат, поэтому складывалась тройная (!) киносеть — узкопленочная, широкопленочная и широкоформатная. Иначе говоря, в один и тот же регион направляется 2—3 копии одного и того же фильма (что, например, в условиях транспортировки пленки в регионах Крайнего Севера стоит очень недешево).

Введенная в конце 1950-х гг. система банковских ссуд, рассчитанная в первую очередь именно на сельскую местность, при падении посещаемости перестала работать вообще. Причем причины этого срабатывали с силлогической точностью. Во-первых, количество зрителей одного сельского сеанса, как правило, не превышало 40 человек, а иногда составляло 15—20. Во-вторых, типовых проектов кинотеатров вместимостью менее 150 человек не существовало[18]. Вывод — ссуда, выдаваемая на 2—3 года, в случае сельского кинотеатра окупалась лет за 15. Результат — на селе фактически перестали строить новые кинотеатры.

Ко всем этим проблемам Госплан, уже "по собственной инициативе", добавил еще одну: согласно с провозглашенным в 1970-х гг. лозунгом "экономика должна быть экономной" при съемке начали экономить широкоформатную пленку (и широкоформатные камеры): снимали обычной камерой на обычный 35-мм негатив, а затем при печати переводили на 70-мм позитив. Результат получался скверным: при увеличении все технические недостатки пленки (в первую очередь зернистость) видны слишком уж четко, и заказов на широкоформатные копии становилось все меньше. В 1980-х гг. из-за отсутствия заказов (т. е. нерентабельности) перестала работать Киевская кинокопировальная фабрика, которая печатала 70-мм копии, и широкоформатное кино фактически исчезло. Аппаратура выпускалась только на замену, перестали строиться широкоформатные кинотеатры[19], а уже существующим (свыше 8 тысяч по стране) нечего было показывать.

Очередная попытка восстановить полуразвалившуюся киносеть была предпринята летом 1986 г.: новый секретариат СК СССР обсудил предложенный Госкино СССР проект постановления "О совершенствовании системы проката кинофильмов и мерах по улучшению кинообслуживания населения". Отмечено: в проекте не затронуты вопросы технического перевооружения, повышения квалификации работников, упорядочения отношений с телевидением и пр. Рекомендовано: учесть мировой опыт и при строительстве и реконструкции ориентироваться на многозальные кинотеатры. Но все эти попытки "совершенствования" системы кинопроката ни к чему не привели, да и не могли уже ни к чему привести: показатель посещаемости неуклонно продолжал падать[20]. В крышку гроба, сколоченного телевидением, забивался последний гвоздь — видео.

Непомерно разросшаяся, одряхлевшая система пыталась поспеть за бегом времени. Но время бежало все быстрее и быстрее[21]. Не в силах остановить видеоманию, масштабы которой росли в геометрической прогрессии, Госкино на первых порах намеревалось хотя бы взять ее под собственный контроль и стало создавать государственные видеотеки и видеозалы. В 1987 г. было закуплена 1000 видеопроекторов, чтобы, разгородив в кинотеатрах фойе и залы, обустраивать импровизированные видеосалоны. В сентябре того же года Александр Камшалов, выступая по телевидению, заявил о новой концепции кинотеатрального строительства. Гигантомания изжила себя, говорил он; отныне мы будем строить многозальные кинотеатры (мелькает пророческое словосочетание "досуговые комплексы"). Помимо стандартного "жанрового" набора залов (игрового, документального и детского кино), концепция предусматривала и новомодный видеозал. Но не предусматривала другого: всего лет через пять домашнее видео стало настолько распространенным, что видеозалы оказались ненужными. К тому же госконтроль уничтожил на корню все то, что сделало видео столь притягательным для советских граждан и превратило его в "территорию свободы". Зампред Госкино по кинофикации Михаил Александров предложил показывать в видеозалах те фильмы, которые шли в кинотеатрах десять лет назад. Наконец, Управление кинофикации ввело 60-процентный налог от видеопроката (налог с кинопроката в два раза меньше) и тем самым окончательно подрубило сук, на котором и так сидело уже с трудом.

После того как 9 августа 1988 г. Госкино РФ было упразднено, крах проката, перешедшего в ведение Минкульта, стал предопределен. Учрежденные на следующий же день киновидеообъединения (КВО) должны были предотвратить отток финансовых средств на иные подведомственные Минкульту нужды. И фактически переложили заботу о содержании киносети на региональные бюджеты. Но бюджеты были истощены, дотаций из федерального центра более не поступало, а без этих "центральных" дотаций советский кинопрокат и в былые-то годы далеко не всегда был доходным предприятием. К тому же в 1991 г. западные компании-мэйджоры, ошалев от разгула пиратства в СССР (местные прокатчики доставали копии всеми мыслимыми способами), наложили эмбарго[22]. После распада СССР исчезли и КВО, а с ними — последняя надежда на мало-мальски осмысленное существование. Здания ветшали (во многих сельских кинозалах специально отгораживают место под прорехой в крыше), с трудом добытые копии изнашивались до дыр, сеансы все чаще отменялись из-за отсутствия зрителей. Кинопоказ стал стопроцентно убыточным предприятием. Поэтому либо местные власти закрывали кинотеатры, переделывали и передавали коммерсантам, либо же директора "осуществляли предпринимательскую деятельность", перегораживали интерьеры и сдавали в аренду большую часть площадей тем же коммерсантам, время от времени показывая фильмы "для отчетности". К середине 1990-х гг. большинство кинотеатров страны превратилось в мебельные магазины, автомобильные салоны, баптистские общины или казино. Никто не хотел рисковать, а кто хотел, тот проигрывал.

Рискнули и выиграли маркетологи американской компании "Kodak": в октябре 1996 г. был открыт первый в России частный кинотеатр "Kodak-Киномир". Комфортабельность обстановки, высший уровень технического обеспечения и западный сервис (в т. ч. вожделенный "попкорн") позволили кинотеатру окупиться за месяц — несмотря на бешеные цены на билеты, единственный зал набивался битком. Опыт "Kodak’а" не только дал более робким отмашку "можно!", но и задал новые четкие нормативы кинотеатрального строительства[23]. Началась первая волна реконструкции кино­театров: кинопоказ внезапно вновь стал прибыльным делом[24].

Алексей ГУСЕВ, Константин ШАВЛОВСКИЙ

 

Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. VII. СПб, Сеанс, 2004


[1] Через сорок лет в советской прессе усиленно муссировался вопрос, совместимо ли "учреждение культуры" со столовой и не превратится ли от подобного соседства кинотеатр в "заезжий двор". Пока вопрос обсуждался на севере, на юге кинотеатры начали открываться при чайханах: в зданиях, построенных по типовым проектам в среднеазиатских республиках, из-за духоты находиться почти невозможно.

 

[2] Более того, были случаи, когда бывшие владельцы кинотеатров, которым удалось уцелеть, становились "красными директорами" собственных же кинотеатров (напр., З. Райгородский, владелец "Паризианы" в Петербурге): из-за нехватки кадров власти закрывали глаза на очевидную неблагонадежность их социального происхождения.

 

[3] При всем разнообразии занимаемых под кинотеатры помещений сервис почти всюду одинаков: струнный ансамбль в фойе и читальня с шашками и шахматами.

 

[4] Строго говоря, первый эксперимент со звуковым кинематографом был проведен в октябре 1929 г. при открытии в Ленинграде кинотеатра "Знание": были показаны специально озвученные по системе Александра Шорина киноконцерт, хроника и фрагмент из фильма Бабы рязанские. Однако тогда этот эксперимент так и остался единичным.

 

[5] Кинотеатр был назван "Наука и знание" в знак преемственности по отношению к своему предшественнику из Политехнического музея, в 1933 г. переименованному в "Науку и технику".

 

[6] Называвшийся к тому времени "Искра", он был построен в 1907 г. как один из первых "кинодворцов" — "Гранд-электро".

 

[7] Проведение сплошной кинофикации страны и замена немой киносети на звуковую были запланированы на III пятилетку. В отдаленных регионах (напр., в Якутии) монтаж немых киноустановок был прекращен лишь в начале 1950-х гг.

 

[8] В провинции одна киноустановка приходилась на 20–25 нас. пунктов или на 5–6 колхозов; в Москве осталось 15 кинотеатров.

 

[9] Помимо сугубо статистически-финансовых показателей, проблема была еще и в технической отсталости. Развитие кинотеатров всегда происходит в прямой зависимости от технического прогресса проекции. Если стереокино (непосредственно перед войной, 4 февраля 1941 г. кинотеатр "Горн" был преобразован в первый в стране стереокинотеатр "Москва") и панорамное кино (в 1957 г. в Киеве открылся первый в стране Театр кинопанорамы, а в 1958 г. на Цветном бульваре — крупнейший в Европе панорамный кинотеатр "Мир" на 1220 мест) так и не стали массовыми ни в Советском Союзе, ни вообще в мире, то появление широкоформатного кино и стереозвука потребовало кинотеатров с большим экраном и, соответственно, с большим залом.

 

[10] В начале 1960-х гг. происходит возврат к идее многозального кинотеатра, но уже с залами разной вместимости: большой — для художественного кино, малый — для хроники.

 

[11] По словам архитектора, кинотеатр должен "служить не только для показа различного типа фильмов — простых, широкоэкранных и панорамных, но и для торжественных заседаний, митингов, лекций".

 

[12] В 1965–1970 гг. в городе построено 11 таких кинотеатров (проект разработан в 1963 г.): "Прибой", "Невский" в Дачном, "Ладога", "Слава", "Максим", "Современник", "Невский" на Охте, "Охта", "Планета", "Меридиан" и "Комсомольский".

 

[13] До 800 — широкоэкранные, св. 800 — широкоформатные.

 

[14] Если аппаратура позволяла показывать и узко-, и широкоформатные фильмы, а кинозал был достаточно вместителен (700–1000 мест) и удобен (мягкие кресла, кондиционеры), то кинотеатр причисляли к высшему разряду. К первому разряду относились кинотеатры с мягкими креслами, мощным кинопроектором (4–5 киловатт), на 500–600 мест, но с одноформатной проекцией.

 

[15] Данные на 1977 г. Посещаемость: Армения и Азербайджан — 10, Таджикистан и Узбекистан — 11, Киргизия и Грузия — 12, Туркменистан — 13, Украина — 16, Казахстан и РСФСР — 17. Обеспеченность местами: Грузия — 19,6, Таджикистан — 18,8, Армения — 17,3, Украина — 14,9, Казахстан — 12,9, РСФСР — 12.

 

[16] С точки зрения стоимости строительства многозальные кинотеатры все еще дороже устаревших однозальных. Подоспевшая автоматизация аппаратных (с 1974 г. на смену киномеханику приходит кинотехник) позволяет блокировать последние: до 1970-х гг. залы из разных аппаратных обслуживали несколько бригад киномехаников. В разных проектах блокируются и другие помещения: подсобки, фойе и пр.

 

[17] На Западе те же проблемы решаются перестройкой больших зданий в многозальники (пятизальный кинотеатр "Uptown" в Оттаве перестроен из театра: 2 зала из партера, один — из балкона, два — из нижней и верхней частей сценической коробки) или оборудованием подземных кинотеатров, совмещенных с другими учреждениями, что позволяет экономить на аренде муниципальной земельной собственности (кинотеатр "Terminal" в Париже под торговым центром рядом с метро: зал на 200 мест, кресла шириной 58 см, расстояние между рядами — 1,05 м; автоматизированный процесс демонстрации фильмов приводит к тому, что кассир является единственным работником кинотеатра). В упомянутом отчете существование таких типов кинотеатров на Западе отмечено, но построение их аналогов в СССР в рекомендации не включено. В Советском Союзе был, кажется, единственный отдаленный аналог второго примера — кинотеатр при зале ожидания Алма-Атинского аэропорта, вместимостью 250 зрителей; однако в нем демонстрировались лишь комедийные короткометражки и мультфильмы.

 

[18] Кинотеатр на 150 человек окупается только при населении более 6000 человек; в стране около 400 тысяч населенных пунктов с меньшим населением.

 

[19] Последний широкоформатный кинотеатр был построен в 1982 г.

 

[20] В 1987 г. показатель посещаемости составил 14 посещений в год.

 

[21] Один из самых ярких примеров этой несогласованности связан со стереокинотеатрами. В 1988 г. их 26; 10 готовы к открытию, а в управлении кинофикации и кинопроката Госкино лежит еще 150 заявок. Однако снято всего 12 стереофильмов, которые и составляют весь репертуар.

 

[22] "Эмбарго продлилось два года, но за это время рынок проката упал до невозможного состояния. В кинотеатрах на 1000 мест сидело 5­—6 человек. Хотя мы продолжали даже в период эмбарго работать с теми картинами, которые успели взять в прокат. А потом эмбарго было тихонечко снято… Причин, по которым рухнул рынок кинопроката, много — не только эмбарго: здесь и колоссальная инфляция, и пиратский рынок, и быстрое развитие телевидения. Хотя, конечно, из-за того, что главные голливудские фильмы оказались закрыты для нас, на рынок рухнула третьесортная продукция" (из интервью с Евгением Бегининым, главой представительства UIP в России).

 

[23] "Kodak-Киномир" показал, что кинотеатр может зарабатывать деньги, когда там чисто, хороший звук, когда туда приятно прийти. Это дало толчок и другим инвесторам, которые потихонечку стали вкладывать в реконструкцию кинотеатров" (там же).

 

[24] "Тогда реконструкция не требовала миллионных вложений. В те времена переоборудовать зал стоило примерно от 300 до 600 тысяч. То есть это были абсолютно реальные деньги, которые были по карману не только крупным нефтяным магнатам, но и просто нормальным людям, которые ведут какой-нибудь свой бизнес" (из интервью с Олегом Березиным, гендиректором ЗАО "Нева-фильм")